?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Когда я была совсем маленькой, буквально класс 1-ый или 2-ой, я с мозгом, снесённым улыбкой Гагарина, отчаянно хотела стать космонавтом, как впрочем ещё несколько миллионов советских октябрят и сотен тыщ недоразвитых пионэров.
Но меня вовремя отвели на встречу с Георгием Гречко.
Он был конечно настоящий космонавт, но какой-то уж совсем несерьёзный.
Мало того, что его фамилию мне мама варила каждую неделю на завтрак, так и на голове  у него был "ёжик", как  у пацанов из старших классов, ещё и глаза он щурил, когда улыбался, как какой-то мультяшный муми тролль. Не Голливуд короче.
Но  всё-же последнеё каплей был его долгий и подробный рассказ про вращение в центрефуге для тренировки вестибулярного апарата...
Вообще, вот про этот вестибулярный апарат и центрефугу он особенно настаивал и ещё просил задавать вопросы.
Не про мечту, звёзды, планеты, Гагарина, землю в иллюминаторе... А про дурацкую некрасивую центрефугу.
И на демонстрируемых слайдах были не сияющие улыбками гагарины, а сосредоточенные парни в трениках, такие простые, как папа после работы, только у папы не было дурацких датчиков на голове.
А меня, между прочим, предательски тошнило, сколько себя помню,  в автобусах, на мотоциклах, задних сиденьях...после встречи с Гречко...
Вот так  грустно и буднично в освящённом партере  меня  раздавило шокирующим открытием, что всё очень просто, и шанс полететь в космос это не мечта и улыбка, а способность не блевать в центрефуге.
Но я, не подав вида, ответственно взяла у него автограф на фотку, как планировалось. Пришлось даже карабкаться на сцену и густо краснеть, как будто передо мной был Гагарин.
Автограф был вял, ленив и похож на английскую букву кью.
У меня тогда был отличный набор глянцевых фотопортретов космонавтом, многие из них были красивы как боги, и будоражили воображение, особенно Гагарин, и они бы уж точно написали мне что-то более вдохновляющее, чем ноль с хвостом.
Может и в центрефуге им вращаться не надо было с такими то лицами.
Но на встречу с детьми в мой город послали веселого Гречку, и я передумала быть космонвтом, потому как вместо космоса начала представляться тошнота и головокружение.
Вообщем, с мечтой  своей я рассталась быстро и отчетливо по пути от Филармонии, где проходила встреча, до остановки троллейбуса, расстояние незначительное, но знаковое.
Знаковое потому, что для миллионов советских октябрят и сотен тыщ пионеров, момент расстования с этой же мечтой в основном прошёл незаметно.
А мне, вот так, под новогодней ёлкой  в момент вручения подарков, просто сказали, что "Дед Мороза нет"... и я это помню.
И портрет с буквой кью где-то  до сих пор у мамы в шкафу.
А на Гагарина я до сих пор смотрю, как на  грёзу - невнятную, несуществующую, увлажняющую глаза. Ведь как они угадали тогда, выбрав его - эту простоту, застенчивость и эту улыбку среди суровых, уверенных и правильных лиц советских лётчиков. Весь мир был от него без ума и до сих пор помнит его лицо.